Нана Эрнандес Геташвили: «Удача никогда не покидала меня»

By

Нана ГеташвилиИзвестный российский архитектор и продюсер Нана Эрнандес Геташвили в вопросах интерьера и искусства придерживается собственной философии, которая неизменно ярко и индивидуально воплощается в каждом проекте, за который она берется. Госпожа Эрнандес Геташвили выступила в роли приглашенного редактора «этнического» номера журнала «Дом&Интерьер». Д&И: Расскажите немного о своем детстве. Помните дом, где оно прошло? Н.Э.-Г.: Мое детство – одно сплошное залитое солнцем пространство, где в окружении теплого семейства в уютном городе Тбилиси я объедалась фруктами и упивалась рисованием. Любящие родители, да и бабушки с дедушками, делали все для того, чтобы у меня ни в чем не было недостатка, а вот нехватка времени, помню, была катастрофической уже тогда: надо было успеть и в музыкальную школу, и в балетную студию, и в фотокружок, и на рисование… И так далее, и так далее… Но, может, благодаря заботе все тех же родных и собственной усидчивости и целеустремленности мне все было не в тягость! Спасибо им!

Нана Эрнандес Геташвили Архитектор и кинопродюсер. Член Союза художников и член Союза архитекторов России. Член Международной ассоциации дизайнеров интерьеров (IIDA, США). Окончила с отличием Московский архитектурный институт в 1994 году. Работала дизайнером интерьеров в частном бюро в Париже, дизайнером интерьеров и мебели на частной фабрике в Милане. В 1995 году создала в России собственную архитектурно-дизайнерскую компанию, на счету которой множество успешно реализованных проектов как в России, так и в других странах мира. В 2008 году была признана лауреатом премии «Стиль года» в номинации «Стиль в творчестве». На международной выставке Экспо-2008 (Сарагоса, Испания) выступила как автор проекта павильона России, который был удостоен серебряной медали за лучший дизайн павильона среди 124 стран мира. В 2007 году – автор и ведущая цикла документальных фильмов «Тайны мировой архитектуры» (премьера на телеканале «Россия») и одноименной книги. В 2007 году создала NG Сinema – компанию, объединяющую продюсерский центр и архитектурное бюро Наны Эрнандес Геташвили.

Д&И: Профессии родителей как-то связаны с архитектурой и дизайном? Н.Э.-Г.: В семье всегда царило творческое начало. Дедушка, художник, раскладывал на полу огромные киноафиши, рекламные стенды и трафареты для реставрации росписей, а из его стола лукаво выглядывали облачка на прозрачных листках, которые он рисовал для мультфильмовской студии. Мама, известный уже тогда искусствовед и театральный критик, часто брала меня на театральные спектакли (иногда вполне взрослые), репетиции и в мастерские художников. Так что я еще ребенком знала, как создаются произведения, прислушивалась к их аналитическому разбору профессионалами – и несмотря на то что делала это в первый раз. В «Артеке» в возрасте 12 лет я победила на всесоюзном конкурсе, написав рецензию на фильм «Необыкновенный фашизм». Папа, к большому моему горю ныне покойный, был одним из первых, кто стал заниматься белковыми составляющими ДНК. Однако папа был воистину талантлив во всем! Он прекрасно рисовал, говорил на нескольких языках без акцента и поддерживал меня во всех начинаниях. Бабушка была известным в Грузии геологом, гидрогеологом и удивительным человеком, к которому могли всегда обратится за помощью не только в семье, но и абсолютно чужие, казалось бы, люди, а это дорогого стоит… Ее сестра, заботливая, любящая, несмотря на свою довольно сухую профессию (она химик), была и остается тонким и чутким человеком, а это тоже своего рода творчество – уметь быть всегда рядом с родными ей людьми в минуты радости и горя. Другие бабушка с дедушкой – стоматологи, интеллигенты и замечательные профессионалы. Дядя, сегодня ведущий мировой специалист в области геронтологии, тоже уделял мне в детстве много времени. Я всегда буду помнить его вдумчивые разговоры на равных, хотя он заведомо разговаривал пусть с пытливой, но все же с маленькой девочкой, но никогда не давал мне почувствовать, что я хоть чем-то ему уступаю, всегда очень увлеченно рассказывал то, о чем и сейчас знают немногие специалисты в его области. Если подвести под всем вышесказанным черту, то невооруженным глазом видно, что такая семья могла дополнить не только значительным домашним образованием предметы средней школы, но и зарядить творческим началом и энергией свое чадо! Спасибо им всем, живым и уже покинувшим нас…

Проекты Наны Геташвили 9Проекты Наны Геташвили 8Проекты Наны Геташвили 7Проекты Наны Геташвили 6Проекты Наны Геташвили 5

Д&И: Как вы пришли в профессию? Как приняли решение стать дизайнером? Н.Э.-Г.: Это решение было принято неожиданно. Мое желание стать модельером не воспринималось родными всерьез, так как тогда, как, собственно, и сегодня, в нашей стране практически полностью отсутствовало полноценное профессиональное образование в этой области. А о выезде за границу мы и не думали. Поэтому на семейном совете было решено: получу твердые знания по рисунку и черчению в лучшем институте (на тот момент это был Московский архитектурный институт), а уж потом на базе этих знаний и навыков мастерства стану сама воплощать идеи в жизнь, благо к тому времени я уже неплохо шила-кроила. Но жизнь быстро расставила все на свои места, и когда с первых же дней обучения мне посыпались предложения по работе, я поняла, что архитектура и дизайн интерьера мне безумно интересны. До сих пор так и нет возможности вспомнить о первоначальной цели, которую я когда-то для себя ставила. Хотя совсем недавно мой муж предложил создать именную марку одежды и ювелирных изделий под семейным брендом… Но это уже совсем другая история. Д&И: Расскажите о студенческих годах, как начали работать самостоятельно, откуда появились первые заказчики? Н.Э.-Г.: Как я уже говорила, буквально с первых дней института удача не покидала меня. Вначале педагоги, а потом уже и клиенты рекомендовали друг другу работать именно со мной, возможно, потому, что я не отказывалась ни от каких интересных предложений (даже от самых сложных), все делала вовремя, быстро. И самое последнее значение для меня имел гонорар. Видимо, этот огонь в глазах и заинтересованность в результате стали гарантией постоянного роста круга заказчиков с первых дней моей творческой работы. Так получилось, что я всегда работала самостоятельно и уже на 4-м курсе института создала свою частную компанию. Такое было время! Д&И: Помните самый первый реализованный вами проект? Н.Э.-Г.: Этот проект я сделала на десятый день обучения в институте – он назывался «Фонтан». Было интересно, но воспоминаний о нем почти не осталось, кроме ощущения, что мне достаточно прикоснутся к листку бумаги, и идея на нужную тему сама растекается по нему рисунком. Возможно, именно это чувство легкости в творчестве я без особых усилий сохраняю до сих пор, за что благодарна провидению…

Проекты Наны Геташвили 4Проекты Наны Геташвили 3Проекты Наны Геташвили 2Проекты Наны Геташвили 1

Д&И: Собственный дом вы проектировали сами? Какой стиль выбрали для своего жилья? Н.Э.-Г.: Собственный дом – это, прежде всего, я и мой муж Сергей… А то, где мы живем, вторично, так как мы друг для друга и создаем то самое пространство, в котором нам комфортно в прямом и переносном смысле! Конечно же, наш дом мы проектировали вместе! Мой супруг очень креативный человек. Хотя по роду деятельности (он является владельцем одной из европейских энергетических компаний) он не должен был бы иметь к процессу строительства никакого отношения, тем не менее, именно он сделал наброски по перепланировке, именно он подсказал почти все интерьерные идеи, и мне – впервые в жизни – пришлось уступить позицию автора идей. Надо сказать, сделала я это с радостью, ведь любящие люди понимают друг друга с полуслова. Дом получился ярким, насыщенным, просторным. И нашей любимой дочке Николь в нем так же комфортно, как и нам. Стиль выбран был неслучайно – эклектика в стиле Версаче с добавлением барочных элементов и мотивов ар-деко. Много красных, золотых и изумрудных оттенков на фоне черно-белого пола. Этот стиль очень импонирует моему супругу, так как в нем течет латиноамериканская кровь… Д&И: Кто из архитекторов-классиков вас вдохновляет? Н.Э.-Г.: Фрэнк Ллойд Райт всегда оставался для меня мэтром. Хотя я восторгаюсь работами многих зодчих прошлого, но из плеяды классиков ХХ века его творчество всегда будет для меня манящим своим спокойствием и уютом, органикой. Что касается прошлых, более ранних периодов, то интересны для меня и творческие идеи Гауди, и интерьеры эпохи Возрождения, и готика, и многое, многое другое… Д&И: Вы любите путешествовать? В каком городе вам хотелось бы жить? Н.Э.-Г.: Мы с мужем очень любим путешествовать, и, наверное, мир во всем его разнообразии никогда нам не прискучит. Мне нравится Коста-Рика и вальяжный Сан-Хоссе, Англия и стремительный Лондон, гостеприимная Грузия и очаровательный Тбилиси, неукротимая и не прощающая осечек Москва и спокойный, утопающий в парках и праздничных ярмарках немецкий Бремен… В качестве любимых архитектурных памятников и ансамблей могу назвать центры Венеции и Парижа, фонтан четырех рек Бернини в Риме, Нотр-Дам де Пари, нимейерский храм в Бразилиа. Этот список могу продолжать бесконечно. Д&И: Наш номер посвящен этностилистике. Как вы относитесь к этому стилю? Как вы обозначили бы его место в современном интерьерном дизайне? Какие элементы необходимы, чтобы интерьер читался как этноинтерьер? Н.Э.-Г.: Многие интерьеры я создаю в стиле фьюжн, а значит, зачастую они сочетают в себе несочетаемое… Этноэлементы также являются «красками» этой палитры. Обычно они используются больше как дополнение, нежели как отдельная тема. На мой взгляд, для того чтобы интерьер читался именно как этнический, необходимо создать нейтральное лаконичное пространство и расставить в нем несколько этноакцентов. Таким образом, все внимание будет приковано именно к ним… В гостиной любого стиля достаточно накрыть мягкую мебель чехлами из моногамной ткани светлых (белый, беж, салат, фиалка, лазурь) или, наоборот, темных контрастных тонов (каштан, шоколад, черный, бордо) и добавить в центре композиции стол и ковер, соответствующий той или иной этностилистике (Китай, Индия, Иран, Африка и т. п.), и уже данная композиция станет доминантой в любом интерьере, ранее существовавшем в этой комнате… Еще отличительная черта моих проектов – это использование многочисленных штор, подушек, палантинов и т. п., соответствующих тому или иному стилю. Почти любой стиль можно воссоздать только благодаря тканям, но это особый дар чувствовать «характер» ткани… Д&И: Вы читаете интерьерные журналы? Чего, с вашей точки зрения, не хватает в таких журналах? Н.Э.-Г.: Иногда пролистываю… Зачастую при этом испытываю неловкость за коллег, когда откровенно посредственные проекты публикуются наряду с очень достойными и талантливыми и комментируются практически с одинаково восторженным энтузиазмом и схожими эпитетами. Хотелось бы побольше откровенных обсуждений, более тонких эмоциональных проникновений и более точных аналитических. Тогда и человеку, у которого от рождения нет чувства прекрасного, было бы намного легче понять, что есть истинно гармоничное. Сама я публикуюсь не так часто, так как лишь некоторые из моих заказчиков позволяют мне поднимать завесу тайны и показывать «объекты», принадлежащие им. интервью Павел Жаворонков

Оцените статью: 1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...
Вам также может понравиться
Свежие записи
post-image
Обзоры

Mercedes-Benz GLE

Выведя на рынок М-Класс в 1997 году, автопроизводитель Mercedes-Benz учредил тем самым сегмент внедорожников премиум-класса. С осени 2015 г....
Подробнее
post-image
Обзоры

MANDARIN ORIENTAL, Токио

Отель Mandarin Oriental, Токио распложен в самом престижном финансовом районе Токио и стал образцом непревзойденной роскоши благодаря сочетанию невероятного...
Подробнее
Вверх!!!!!