Джеффри Бредфилд: «Российским дизайнерам пора участвовать в глобальной конкуренции»

By

Джеффри БредфилдДжеффри Бредфилд – живая легенда глобального рынка интерьерного дизайна. Имя архитектора из глухой южноафриканской провинции в 1990–2000 годах стало синонимом нового интерьерного стиля «функциональная роскошь», получившего широкое распространение в США, Европе и на Ближнем Востоке. Автор сотен проектов уникальных домов для представителей мировой элиты выступил в роли приглашенного редактора новогоднего номера журнала «Дом & Интерьер”. Д.И.: Пожалуйста, расскажите о вашем детстве. Вы помните интерьер дома, где вы выросли? Д.Б.: Я вырос на ферме в Южной Африке. Страна в то время, являлась частью Британской империи, но влияние метрополии стремительно слабело, могущественная империя разваливалась на глазах. Мой дед по отцовской линии был главой магистрата административного округа. Наша семейная ферма называлась Athlone, она располагалась на границе провинций Транскей и Восточный мыс. Об архитектурных достоинствах нашего дома сказать нечего: он был надежным, брутальным, без всяких украшений и чем-то напоминал средневековую крепость. Но отсутствие художественных достоинств полностью компенсировалось величественными размерами и прекрасным расположением. Дом был построен на высоком мысе, откуда открывался великолепный вид на Индийский океан. Мои предки, построившие эту ферму, очень гармонично вписали здание в ландшафт и соблюли правильные пропорции здания. Благодаря им у меня с детства сохранилось ощущение гармонии и красоты простой архитектуры. Кстати, любопытно, что по материнской линии я являюсь прямым потомком английского художника Джозефа Мэллорда Уильяма Тернера, который считается одним из первых импрессионистов. Вероятно, чувство красоты и правильных пропорций у нашего рода – в крови.

СПРАВКА Джеффри Бредфилд родился и вырос в Южной Африке, в конце 1970-х годов был приглашен на работу в ведущее нью-йоркское дизайн-бюро McMillen, Inc., впоследствии работал в партнерстве с известным дизайнером Джей Спектр. В начале 1990-х годов основал собственное дизайн-бюро с офисами в Нью-Йорке, Флориде и Дубае. Компания Бредфилда специализируется на создании смелых, элегантных и роскошных резиденций и офисов для международной клиентуры. Среди ее клиентов – множество участников списка Fortune 500. Бредфилд перестраивал особняк Гертруды Вандербильт на Лонг-Айленде, занимался реконструкцией особняка покойного короля Хусейна в штате Мэриленд, среди последних его работ – проектирование новой резиденции знаменитого голливудского режиссера Оливера Стоуна в Нью-Йорке. Компания создала интерьеры сотен дворцов, частных самолетов и яхт, но условия строгой конфиденциальности не позволяют архитектору раскрывать имена других своих клиентов. Имя Джеффри Бредфилда включено в Список величайших дизайнеров мира Architectural Digest, а также упоминается в «1000 знаменитых имен Америки» Codogan. Является обладателем многочисленных наград в области дизайна, также ведет курс лекций в Смитсоновском институте. Автор десятков книг и альбомов по истории искусства и современной архитектуре. Создал авторские коллекции мебели и текстиля совместно с ведущими мировыми производителями. Постоянный участник популярных интерьерных шоу на американском ТВ.

Д.И.: Когда и как вы решили выбрать профессию архитектора? Вы помните свой первый реализованный проект? Д.Б.: Я не испытывал божественных откровений вроде тех, что были явлены Савлу из Тарса по дороге в Дамаск. Просто я всегда интуитивно знал, что я хочу заниматься. Первое крупное задание я получил в Йоханнесбурге. Импресарио Питер Тоерьен поручил мне оформить интерьер своей квартиры. Мне тогда было 23 года, Питер был моим первым знаменитым клиентом, и я, разумеется, относился к этой работе очень серьезно, хотя, конечно же, Южная Африка – это далеко не центр мира, и я начинал свое плавание в очень маленьком «пруду».

Работа над проектомАрхитектор Бредфилд в костюмеБредфилд у машиныБредфилд в смокинге

Джеффри Бредфилд: “Человек с истинным талантом и страстью должен “выстрелить собой” в направлении своих целей”

Д.И.: Можете ли вы вспомнить первое здание, архитектура которого произвела на вас наиболее сильное впечатление? Д.Б.: Безусловно, это вилла Савой под Парижем, построенная по проекту швейцарского архитектора Ле Корбюзье. Позже я влюбился в Нью-Йорк. Я поселился здесь в особняке, построенном в 1869 году, на пересечении 61-й улицы и Парк-авеню. Если составить мой личный рейтинг архитектурных шедевров этого города, для меня на первом месте определенно будет Крайслер-билдинг по проекту архитектора Уильяма Ван Алена. За ним – здание отеля Sherry Netherland, спроектированное и построенное бюро Schultze & Weaver и Buchman & Kahn, штаб-квартира Организации Объединенных Наций по проекту Ле Корбюзье, терминал TWA в Международном аэропорту Джона Ф. Кеннеди по проекту Ээро Сааринена, здание корпорации AT & T (ныне штаб-квартира Sony), построенное Филипом Джонсоном, и небоскреб Seagram Людвига Мис ван дер Роэ. Д.И.: Ваши любимые материалы в архитектуре и дизайне интерьеров? Д.Б.: Я неравнодушен к матовой стали, мрамору и экзотическим породам древесины. Почти во всех своих работах я обязательно использую зеркала: они добавляют интерьерам очарование и ощущение бесконечности. Я живу и работаю в настоящем, но мой взгляд всегда устремлен в будущее. Индустрия постоянно предлагает архитекторам новые материалы и технические решения, поэтому наши творческие возможности сейчас поистине безграничны. Д.И.: Вы посещали выставки дизайна в этом году? Расскажите нам немного о ваших впечатлениях. Д.Б.: Я побывал на многих выставках дизайна в разных странах, но самым интересным мне показался китайский конкурс China’s Most Successful Designs Award, в жюри которого я имел честь участвовать. Я рад наблюдать за тем, как Китай постепенно занимает достойную позицию на международной арене дизайна.

На пляжеДжеффри Бредфилд на отдыхе

Архитектор Джеффри Бредфилд на отдыхе

Д.И.: Что бы вы могли порекомендовать российским дизайнерам, стремящимся сделать карьеру на международном рынке? Д.Б.: Я считаю, что человек с истинным талантом и страстью к искусству, должен «выстрелить собой» в направлении своих целей, двигаться к ним уверенно и без страха. На этом пути очень важно уметь продавать себя и свой талант. И еще, просто удивительно, насколько важное значение имеет личность. Д.И.: Читаете ли вы журналы о дизайне? Д.Б.: Журналы о дизайне и интерьере – для меня незаменимый источник идей и вдохновения. Я постоянно слежу за тем, что делают коллеги. Пожалуй, единственное, чего мне не хватает в интерьерных журналах, – это критики и личной позиции редакторов. Как правило, издатели не обременяют себя более сложной задачей, чем просто публикация работ дизайнеров, и не берут на себя рискованную роль критиков. Д.И.: Вы публикуете третий проект в нашем журнале. Вам нравится наша работа? Д.Б.: Я думаю, что ваш журнал – это первый сорт. Мне нравится, что вы стремитесь осмыслить все многообразие глобального рынка дизайна. Д.И.: Что бы вы хотели пожелать журналу «Дом & Интерьер» и его читателям в новом году? Д.Б.: Я думаю, было бы очень интересно увидеть российских дизайнеров в роли участников глобальной конкуренции на международном рынке интерьерного дизайна. Я считаю, что Россия уже готова взять на себя организацию своей собственной Design Award. Так почему бы в роли организующего центра не выступить вашему журналу? текст Павел Жаворонков, Софья Ремез

Оцените статью: 1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...
Вам также может понравиться
Свежие записи
post-image
Обзоры

Mercedes-Benz GLE

Выведя на рынок М-Класс в 1997 году, автопроизводитель Mercedes-Benz учредил тем самым сегмент внедорожников премиум-класса. С осени 2015 г....
Подробнее
post-image
Обзоры

MANDARIN ORIENTAL, Токио

Отель Mandarin Oriental, Токио распложен в самом престижном финансовом районе Токио и стал образцом непревзойденной роскоши благодаря сочетанию невероятного...
Подробнее
Вверх!!!!!