Адам Тихани: «Почему я выбрал архитектуру? Просто мне очень не хотелось становиться ветеринаром»

By

Адам Тихани – американский архитектор, декоратор, один из самых востребованных в мире дизайнеров. Родился в Трансильвании в 1948 году, жил в Израиле, учился в Миланском техническом университете. Владелец собственного архитектурного бюро в Нью-Йорке с 1978 года. Среди интерьерных проектов Тихани – 300 ресторанов, многие из которых стали культовыми, отели, торговые центры и аэропорт. Мой отец был адвокатом, мама помогала ему. Больше всего им хотелось, чтобы я закончил колледж, получил диплом, неважно в какой области, они просто хотели, чтобы я не остался без образования. После трех лет в израильской армии – а так вышло, что на время моей службы пришлась шестидневная война 1967 года – я мечтал скорее уехать из страны, повидать мир и поучиться. Родители не могли позволить себе отдать меня в одно из дорогущих учебных заведений Великобритании или США, так что я начал поиски бюджетного института в Италии, куда бы принимали абитуриентов из Израиля. Обнаружил два варианта: ветеринарная школа в Болонье и архитектурная – в Милане. Почему выбрал архитектуру? Просто мне очень не хотелось становиться ветеринаром. Через два дня я был уже в Милане. К тому моменту в итальянские университеты как раз пришли волнения и бунты, начавшиеся во Франции весной 1968-го. После войны эти события не сильно меня напугали, решил сразу же пройти стажировку в одной из местных архитектурных студий, днем работал, ночью учился… В то время меня вдохновляли работы великого итальянского архитектора Карло Скарпа, который с большим уважением относился к деталям, делал великолепные реконструкции, вдыхал новую жизнь в старые постройки и целые кварталы.

Когда я приехал в Нью-Йорк, устроился на работу в дизайн-бюро, где отвечал за «итальянский дизайн». Один из доставшихся мне для проектирования интерьеров принадлежал богатому бизнесмену, апартаменты были огромными (3000 квадратных метров), и мне удалось заработать 30 тысяч долларов, на которые в 1978 году я открыл маленькое дизайн-бюро и нанял секретаря. Первыми клиентами были друзья, которым я помогал подобрать мебель. Мне заказывали дизайн небольших квартир, офисов, магазинчиков и ночных клубов. Все изменилось ранним утром в культовом клубе «Студия 54», где после безумной вечеринки один новый знакомый спросил, не хочу ли я придумать интерьер ресторана. В такое время, в таком месте… Конечно, я сразу согласился. Это был мой первый ресторан – нью-йоркскийLa Coupole, огромный модный ресторан, рассчитанный на 225 гостей. Я полюбил эту работу, наслаждался каждой минутой. Этот проект сделал меня знаменитым «дизайнером ресторанов». Это было настоящее рождение в профессии.

Успешный дизайн-проект – тот, который меняет отношение людей к чему бы то ни было, например к пространству и предметам в нем. Среди моих работ есть по-настоящему успешные проекты. Ресторан Aureole Las Vegas c его прозрачной башней для вина – это совершенно новый подход к хранению и демонстрации алкоголя в США, Le Cirque 2000 – ресторан, ставший новой достопримечательностью города, The Grand Epernay – любимый знаменитостями ресторан на борту круизного лайнера, ит.д. Мне нравится делать интерьеры ресторанов, потому что элементов дизайна в ресторане может быть значительно больше, чем в любом частном доме: архитектура, мебель, свет, произведения искусства, аксессуары, посуда, униформа официантов… Можно создать особую атмосферу, отличающую это место от любого другого в городе. При этом я всегда прислушиваюсь к мнению ресторатора и шеф-повара. Еда – необходимость, обжорство – грех, а ресторанная еда – что-то между. Мало кто приходит в ресторан только потому, что он действительно очень голоден. Привлекает возможность выбрать любое блюдо, не готовить, почувствовать заботу официанта, в конце концов, себя показать и на других посмотреть. Ресторан – прежде всего место встречи, а уж потом – пункт приема питания. Некоторые города можно узнать лучше, если заходить в рестораны, чем если гулять по улицам, музеям и магазинам. Двери в мой дом открыты для немногих: я приглашаю к себе только очень близких людей. Я проектировал интерьер сам, но мой дом набит множеством личных вещей, имеющих ценность только для меня, у меня есть большая кухня, где все время кто-нибудь готовит. Мой дом – не напоказ, а только для меня, может, поэтому у меня нет фотографий моей спальни или гостиной.

Стараюсь не пропускать важные события – выставки, конференции, Архитектурное биеннале в Венеции, Миланский мебельный салон… Но больше всего люблю небольшие выставочные площадки в Нью-Йорке, Лондоне, Париже, Токио, Гонконге и Сеуле. Камерные арт-события и праздники дизайна дают множество свежих идей, порой больше, чем крупные выставки. Чем занимаюсь сейчас? Вот уже готов интерьер ресторана Oro в одном из знаменитых венецианских отелей Belmond Hotel Cipriani. В сентябре открылся бар Boulud в бостонском Mandarin Oriental. Подходит к концу работа над интерьерами нескольких отелей и круизного лайнера Seaborne – самого роскошного корабля в мире. Свободного времени немного. Интервью Софья Ремез

Оцените статью: 1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии

Вам также может понравиться
Свежие записи
post-image
Обзоры

Алгоритм гармонии

Площадь сада, расположенного в коттеджном поселке Ленинградской области, 40 соток. Но благодаря грамотному функциональному зонированию, реализованному авторским коллективом Derevo...
Подробнее
Вверх!!!!!