Парижская архитектура ар-нуво

By

Парижская архитектура ар-нувоЖюль Лавиротт – самые сексуальные парижские фасады. Триумф плоти в камне. Один из самых талантливых архитекторов парижского ар-нуво Жюль Лавиротт всю жизнь проектировал доходные дома в собственном «сказочном» стиле. Он рассказывал истории любви и страсти языком архитектуры. Успел он не очень много, если учесть, что работать начал, когда ему было под 30, а умер в 60, но фасады его построек остались в истории архитектуры как шедевры романтического направления ар-нуво. Творчество Лавиротта порой непоследовательно.

Стиль ар-нуво от Лавиротта

Сложно выделить ранний, зрелый или поздний периоды. Очевидно, его буйная фантазия была сильно ограничена пожеланиями заказчиков. Исследователи, упоминающие в своих работах Лавиротта, пишут о нем как о некоем барочном мастере.

Действительно, взволнованность, бурная скульптурность стены, тяжеловесность, множество классических элементов – черты барокко, но они не противоречат и принципам культовой архитектуры Средневековья.

Идеи мистицизма, поисков иррационального близки как барочному искусству, так и искусству Средневековья и выражают одни и те же духовные устремления. Интерпретация архитектурных и скульптурных элементов в фасадах Лавиротта – не барочная, а средневековая.

Несмотря на отсутствие характерного для готики вертикализма, Лавиротт использует именно готический прообраз для выражения мироощущения, противоположного средневековому. Лавиротт смещает акценты. На сей раз извечная борьба духовного с материальным решается в пользу материального начала.

Фасадная пластика тяготеет к земному, телесному, она, как поток воды, истекает сверху вниз. В этом парадокс интерпретации архитектора – он превращает готический триумф духа в триумф плоти, отсюда скепсис, чувственность, ирония и бесконечные гротески.

Первый многоквартирный дом, построенный архитектором в 1898 году на улице Гренель (151 Rue de Grenelle), имеет сравнительно строгий главный фасад – стилизацию архитектуры времен Людовика XV – и полихромный, украшенный цветной керамической плиткой дворовый фасад.

С тех пор керамическая плитка стала излюбленным материалом архитектора для облицовки фасадов. Практически все свои последующие постройки Лавиротт оформлял в тандеме с известным французским керамистом Александром Бижо, химиком по образованию, основателем завода по производству керамики.

Бижо работал с лучшими парижскими архитекторами – Эктором Гимаром и Анатолем де Бодо, Огюстом Перре и Анри Соважем. Четыре из шести декорированных Лавироттом фасадов были отделаны в союзе с Бижо.

Спустя год Лавиротт проектирует и декорирует лицей Леонардо да Винчи на улице Седийо (12 Rue Sedillot). Гладкая стена сочетается здесь с асимметричным эркером с мощной декорацией над порталом.

Лавиротт соединяет в одном здании закрученные маньеристичные формы оконных проемов, рокайльный скульп-турный декор и плавные, текучие линии ар-нуво.

Ранние работы и эротизм в архитектуре

Ранние памятники Лавиротта, пожалуй, излишне перегружены декором, иногда эклектичны, но архитектор быстро находит собственный выразительный язык, синтезируя элементы зрелой и пламенеющей готики. Маленькая площадь Рапп больше похожа на тупиковый переулочек.

Если зайти на нее с авеню Рапп, оказываешься перед витой чугунной оградой, скрывающей жилой дом, выстроенный здесь Лавироттом в 1900 году (3 Square Rapp). Как и прочие постройки Лавиротта в силу их типологии (доходные дома), этот дом не интересен с точки зрения планировки или объемной композиции.

Главное здесь – пластика фасада. Необычная постановка (дом стоит перпендикулярно решетке и таким образом скрыт от любопытных взглядов прохожих) придает постройке необычайную для жилого многоквартирного дома камерность.

Он частично захватывает пространство соседнего с ним здания – угол, на котором они смыкаются, не ощущается за счет мягкого перехода или, скорее, вживления постройки Лавиротта в «тело» соседнего дома. В плане пластики фасад оживляют прямоугольный эркер и башня над местом соединения фасада с соседним зданием.

Жилой дом Лавиротта необычайно полихромен: красный кирпич дополнен цветными акцентами – это мозаики из того же кирпича, выкрашенного в тусклые синий, зеленый и желтый, керамический декор, деревянные детали…

Грубый рустованный цоколь, во втором ярусе – плотные колонны-столбики поддерживают балкон, снова стена, и снова балкон, на этот раз поддерживаемый консолями.

Под настоящей черепичной крышей – еще один ярус с подобием чешуи, имитацией черепицы на плоской стене, прямоугольные окна, множество балконов, среди которых нет двух одинаковых. Пожалуй, самый необычный памятник Лавиротта – жилой дом на улице Рапп (29 Avenue Rapp), построенный в 1901 году.

В плане этот памятник прост, как и большинство доходных домов своего времени, фасад же его, наверное, самый пластичный, самый необычный и романтичный за всю историю французского ар-нуво.

Фасад заполнен где-то изящной рокайльной, где-то массивной барочной скульптурой Бижо. Лавиротт свободно играет архитектурными формами, которые приобретают необычайную пластичность, Бижо «вживляет» в этот сложный архитектурный организм скульптуру.

В этом ансамбле скульптура – не часть декорации. Архитектурные и скульптурные элементы выступают на равных, переплетаются и взаимодействуют. Сальвадор Дали оценил фасад этого дома как пример «продолжающегося эротического экстаза».

Мощный подковообразный портал, два нижних этажа из желтоватого известняка объединены аркадой, поддерживающей изгибающийся балкон, над которым нависает арка с огромным пролетом и внутренним балконом, в свою очередь поддерживаемым консолями в виде быков.

Навесные лоджии с разнообразными окнами, консоли, открытая галерея – все эти элементы вместе не создают эклектики, сказывается сильный отпечаток индивидуального стиля архитектора, а также абсолютная асимметрия во всем, даже в самых мелких деталях.

Обычные для Лавиротта полихромия и сочетание несочетаемых материалов достигают в этом проекте апогея: кирпич, покрытый каменной чешуей, дерево, цветная керамика, чугун решеток, разбеленные цвета модерна – зеленый, светло-оранжевый, синий и желтый.


Фасад рассчитан на восприятие с ближайшего расстояния, когда есть возможность почувствовать его объем и рассмотреть деревянную и каменную скульптурную живность, населяющую этот сложный зашифрованный мир, полный различных символов и аллегорий, которые можно трактовать по-разному.

Присутствуют на фасаде аллегории стихий: уже упомянутые деревянные быки, олицетворяющие собой силу и плодовитость земли, рыбы, напоминающие мифологических морских божеств и символизирующие воду, рельеф, изображающий тигров, охотящихся на птиц, – олицетворение воздуха, и бронзовая саламандра, оглядывающаяся на свой хвост, которая, согласно средневековым бестиариям, не горит в огне, следовательно, воплощает в себе огненную стихию.

Женские маски на консолях воссоздают причудливый, капризный, темный и таинственный микрокосм женщины, привносящей в мир соблазны и искушения, а с ними – обреченность и катастрофичность.

Зооморфные мотивы, служащие консолями для фигур святых в готических соборах (Шартр, Амьен, Лан), здесь служат консолями для архитектурных элементов – балконов, эркеров и карнизов. Многие скульптурные мотивы перекликаются с рельефами со знаками Зодиака на фасадах готических соборов.

Несмотря на типологическое сходство с традиционными райскими вратами готического собора (на фасаде можно увидеть даже фигуры Адама и Евы), перед нами – страшная пасть Вельзевула, заглатывающего грешных квартирантов, вызывающая воспоминания об адских вратах Огюста Родена.

Сам проем деревянной двери напоминает оскалившуюся маску. Если на готических фасадах языческие элементы, слабые и побежденные, подавлены архитектурной массой, у Лавиротта они оживают, играют главные роли.

Балконные решетки с растительными мотивами обогащают городскую среду пейзажными мотивами. Пейзаж в архитектуре – своеобразный протест против урбанизации, изгнания природы из города. Дом – как воплощенный ропщущий мир природы – борется с человеком за существование.

Эстетика ар-нуво привносит в образ природы новое, трагическое звучание. В 1904 году для декорирования «Керамического отеля» на улице Ваграм (34 Avenue Wagram) архитектор пригласил скульптора Ля Филиппа, много работавшего в керамике.

Пятиэтажный «Керамический отель» Лавиротта с нависающим карнизом, так же как и прочие его здания, зажат с двух сторон другими домами. Таким образом, основной акцент сделан на главный – по существу, единственный – фасад, выходящий на широкую авеню Ваграм.

Волнообразный фасад отличается абсолютной асимметрией: портал смещен вправо, все окна имеют самые разные причудливые очертания и расположены согласно логике внутреннего пространства постройки.

Фасад отеля облицован керамическими плитами – желтыми, белыми, розовыми, голубыми, фиолетовыми, – затертыми под старину. Весь дом оплетают сине-зеленые сказочные лианы, произрастающие из вазонов. Лианы поддерживают выплывающие из стены балконы и связывают фасад в единое целое.

В настоящий момент отель используется по назначению. Только название его сменилось на Elysees Ceramic. Многие здания Лавиротта не сохранились. Среди них – дом на бульваре Лефевр (1906 г.). Эта постройка сильно отличается от всего, сделанного архитектором.

Фасад дома выполнен в духе конструктивизма – настолько, насколько этот термин вообще применим к творчеству Лавиротта. Гладкие кирпичные стены без скульптурных элементов украшал лишь навес, покрытый глазированной черепицей.

Скорее всего, такая строгость фасада – лишь дань моде на простоту и логичность. Лучшие работы Лавиротта точно отражают мироощущение романтического модерна. Архитектор искал конфликта. В чрезмерной экспрессивности всегда есть надлом, и он эстетизировал агонию и экстаз.

О последующих, несохранившихся постройках Лавиротта известно очень мало. Остается загадкой, смог бы мастер «вписаться» в новую архитектуру ХХ века или ему суждено было остаться тенью ар-нуво в мире новых технологий и логичной архитектуры будущего.

Мода на «архитектурное безумство» ушла, заказов становилось все меньше. Жюль Лавиротт скончался в Париже в 1924 году.

Текст/фото: Софья Ремез

Оцените статью: 1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...
Вам также может понравиться
Свежие записи
post-image
Обзоры

Mercedes-Benz GLE

Выведя на рынок М-Класс в 1997 году, автопроизводитель Mercedes-Benz учредил тем самым сегмент внедорожников премиум-класса. С осени 2015 г....
Подробнее
post-image
Обзоры

MANDARIN ORIENTAL, Токио

Отель Mandarin Oriental, Токио распложен в самом престижном финансовом районе Токио и стал образцом непревзойденной роскоши благодаря сочетанию невероятного...
Подробнее
Вверх!!!!!