Юлия Высоцкая – в жилом доме нет места дизайну

By

(из раннее опубликованного в журнале Дом & Интерьер) Юлию Высоцкую вся страна знает как лучшую хозяйку на кухне и супругу режисера Андрея Кончаловского. Но вкусно готовит и создает уют на кухне и во всем доме Юлия не только на экране. О том, как должна выглядеть кухня мечты, какими антикварными вещицами наполнен дом четы Кончаловский–Высоцкая, про новый фильм Андрея Кончаловского «Щелкунчик и Крысиный король» и про то, как жить с гением в одном доме, Юлия Высоцкая рассказала журналу «Дом&Интерьер» Юля, расскажите, какое место в вашей жизни занимает кухня? Вы ведь так любите готовить… Это надо спросить у моего мужа (улыбается). Потому что он часто спрашивает: «А где Юлечка? А, ну понятно, на кухне». Я действительно люблю кухню. Но думаю, так не только у меня. Вообще, это нормально для женщины – быть на кухне, у очага. Это не значит быть у холодильника, это не значит стоять без конца у плиты, это не значит, что больше негде сидеть, это именно в понятии «у очага». Можете ли сказать, что кухня – ваше любимое место в доме? Я могу сказать, что кухня – это сердце дома. И для меня кухня – это любимое место. Еще я очень люблю свою спальню, но кухня – именно сердце. А какая у вас кухня – уютная и традиционная, или вы сторонница стиля хай-тек и новых технических примочек? Я считаю, что на кухне должно быть очень удобно. Не должно быть каких-то примочек, которыми вы никогда не будете пользоваться. Но что касается плиты, то здесь нельзя экономить: чем плита лучше, тем вкуснее приготовленная на ней пища. Сейчас есть масса самых разных плит. Тем, кто хорошо разбирается в высоко технологичных плитах, наверное, стоит покупать такие. Я люблю тяжелые чугунные плиты, когда жар распределяется равномерно, люблю газовые духовки, а не электрические. Еще должна быть хорошая кофейная машина. Сейчас есть замечательные маленькие кофемашины Nespresso. Мало того что там просто хороший вкусный кофе, кроме всего прочего там есть, например, такая чашка, которая молоко взбивает лучше, чем в кафе. Для меня это тоже очень важно.

Для вас дом – это крепость?

Для меня дом, в первую очередь, – это моя семья.Я могу жить совершенно спокойно и счастливо в небольшой комнате, но когда все мои рядом. Я выросла в семье военного, и это нормальный инстинкт самосо хранения – не привязываться к вещам, к жилплощади эмоционально. Дети очень тяжело переносят расставания с какими-то привычными вещами, и я помню, как в детстве мне снились двери, обитые страшной коричневой клеенкой, или еще что-нибудь в этом духе, потому что я скучала, потому что это был дом.

Опишите свой дом. Что вообще считаете своим домом, если говорить про место?

Мне трудно свой дом описать. Если говорить про дом на Николиной Горе, он деревянный. Вообще, самое главное, чтобы дом был уютным, теплым, чтобы в нем были только те вещи, которые дают комфорт – внутренний, визуальный. Я совершенно не поклонница хай-тека или модерна, на мой взгляд, они холодные. Я люблю классические мягкие уютные вещи, чтобы не было шума, чтобы можно было никого не слышать, если хочешь, чтобы у каждого человека было свое пространство. Это в идеале, конечно. Но хочется, чтобы, когда есть желание остаться одной, не нужно было уезжать на край света, чтобы можно было и дома найти такой уголок.

Юля, а в создании интерьера дома на Николиной Горе вы сами или Андрей Сергеевич принимали участие? Это дом мамы Андрея Сергеевича – Натальи Петровны Кончаловской. Когда перестраивали дом, его просто увеличили, сохранив все, что было до того. В комнате, где спала Наталья Петровна, сейчас спит мой сын Петя. Там есть печка, которую она расписала. Ее по бревнышкам разобрали, но потом точно так же сложили. Спальня, в которой сейчас спит Андрей Сергеевич, была спальней Сергея Владимировича. Само место было, мы его не выбирали. Но, с другой стороны, вещи мы все привозим из-за границы. Я не могу показать ни одного предмета, который не был бы привезен. Хотя нет, рояль был здесь, все остальное привезено. Расскажите, что именно вы привезли из-за рубежа? Может быть, что-то особенное? Например, внизу, в столовой, у меня есть два золотых яблока, которые были привезены из Лондона. Это было перед Рождеством – я их увидела в магазине кухонного интерьера. Яблоки были в магазине для декорации. Мне они так понравились, что я очаровала продавца-итальянца, и он мне подарил два. Я честно хотела заплатить за них, мол, спасибо, что ты мне их даешь, но я оплачу. Он отказался, сказал: «Бэлла, я прошу тебя, возьми!» (улыбается). Насколько я знаю, у вас дома много антикварных вещей. Какие самые особенные? Например, сундуки около дивана. Мы ездили за реквизитом в Лондон на Портобелло-роуд – это такой знаменитый антикварный маркет, где продается не только антиквариат, а вообще всякое старье. Мы ездили за вещами из чеховского времени – шляпными коробками, чемоданами, пенсне, мундштуками – для «Чайки», которая шла в Моссовете. И вот там увидели два таких старых сундука-чемодана и подумали, что они хорошо подойдут для книг. Мягкая мебель в гостиной тоже была привезена из Лондона. Антикварную лампу я купила за 15 евро во Флоренции, не смогла пройти мимо. Такая она сказочная, на ней какие-то жар-птицы. К печке очень подходит. Китайскую мебель и тибетский шкаф мы привезли из Пекина. Еще лет 8 назад, когда туда попали в первый раз, нас привели в такой мебельный ангар, и когда я увидела всю эту красоту, подумала, что ничего из этого не смогу вывезти, потому что, наверное, это безумно дорого. В результате мы вывезли вагон мебели. И она как-то так встала по дому, что я не могу понять, почему был целый вагон – шкафы, столы, стулья, сундуки… Ваш дом можно назвать дизайнерским? Или все делали сами, на свой вкус? У нас дом эклектический. Никакого дизайнера не было никогда. Архитектуру дома придумал Андрей Сергеевич. Кухню придумала я. Я знала точно, как она должна выглядеть, какие краски, какие шкафы, что стол должен быть посередине – это я все знала абсолютно точно. Все остальное мне помогли реализовать специальные люди. Было много проб и ошибок, но в результате добились того, чего я хотела. А есть что-то, что вас раздражает в дизайне других мест? Ну, например, приходите к кому-то в гости, а вам неуютно? Если я захожу в дом и вижу, что в нем есть дизайн, меня это уже раздражает. Дизайна в доме быть не должно. Если у вас есть средства, и вы можете нанять человека, который вам поможет, – хорошо. У вас может не быть времени, да и человек не должен обладать всеми талантами на свете – кто-то просто не знает, как этим всем заниматься. Но как только этот дизайн чувствуется, когда все правильно – здесь у нас альбомы по искусству, а здесь фикус в стеклянном черном флаконе, – все это прекрасно, только это должно быть жилое, обжитое. В жилом доме дизайна не чувствуется, там его нет. Есть дух, есть настроение хозяев, характер дома, но дизайна быть не должно. А как вы обставляли детские? Принимали ли дети какое-то участие? Учитывались ли их пожелания? Я должна признаться: мне стыдно, но детские комнаты никак не обставлялись. Там стоит мебель, которая осталась или не поместилась в какие-то другие комнаты. Потом, по мере необходимости, Марусе был поставлен стол, за которым она делает уроки. А так, в детских комнатах нет никакого присутствія детства. Есть кровати, на которых им удобно спать, есть очень высокого качества матрасы, есть очень высокого качества белье – я считаю это необходимым. У Пети есть еще шторы, потому что он любит, чтобы в комнате было темно и та- инственно, а у Маши нет штор – она не выносит спать с занавешенными окнами. Поэтому я не стала заморачиваться. Если потом ей захочется занавеситься от мира, пойдем с ней вместе и выберем, что ей захочется.

Какие у вас с детьми вообще отношения? Вы друзья?

Да, я считаю, самое главное – быть друзьями. Когда ребенок знает, что ты его лучший ближайший друг. То, что от тебя исходит защита его жизни – это у него в подсознании есть, но довольно часто, к сожалению, взрослые теряют эту связь с детьми и становятся либо диктаторами, либо предоставляют ребенка самому себе. Знаете, как это ужасно: «Ну почему?» – «Потому что я сказал!». Если есть доверие, то ребенок будет прислушиваться и к тому, что хорошо, и что плохо. Это главный момент воспитания.

Некоторые родители делают телевизор воспитателем, но вы назвали его вредным, сказали, что по телевизору смотрите в основном только новости. Чего, на ваш взгляд, не хватает нашему телевидению?

Качества. Не хватает уважения к себе и телезрителю, серьезного отношения. Но кто я такая, чтобы судить? Я и сама принадлежу к телевидению в определенной степени. Но когда я вижу какие то сериалы, мне кажется, что ни меня, ни артистов, ни сами артисты никого не уважают. В первую очередь это касается наших сериалов. Когда я бываю за границей, я иногда смотрю телевизор, но такого ужаса, как у нас, нет нигде. И пусть в меня кидают камни, но, во-первых, там можно что-то выбрать, во-вторых, такого безумного количества рекламы нет нигде – в Америке разве что. Наверное, наше телевидение ближе всего именно к американскому. А вообще – спросите любого буддийского монаха, он вам ответит, что первое, что надо сделать в доме, – это выбросить телевизор.

Вы любимая актриса своего мужа Андрея Кончаловского, а он, видимо, ваш любимый режиссер… Как вам работается с мужем? Безусловно, мой любимый режиссер – Андрей Кончаловский! Было бы странно, если бы я назвала другую фамилию. Мне и сравнивать-то не с чем! И слава богу! На самом деле Андрей Сергеевич очень требовательный режиссер, но работать с ним легко. Скоро на экраны страны выходит новая работа Андрея Сергеевича – «Щелкунчик и Крысиный король». Это совершенно новое видение известной сказки… Над картиной работали голливудские специалисты, это совершенно новый уровень. Каково быть причастной к чему то столь масштабному? На самом деле очень здорово. Это замечательный проект, в котором использована музыка Чайковского, но это не балет, а скорее музыкальный фильм или мюзикл. На музыку Чайковского знаменитый поэт Ким Райз написал слова, и получились такие замечательные, трогательные, красивые песни! У нас совершенно потрясающий международный актерский состав: Натан Лейн, который играет дядю Альберта, главную роль, Мэри, играет Эль Фаннинг – замечательная девочка, которая, мне кажется, настоящая будущая звезда. Очень талантливая актриса. Джон Туртурро играет короля крыс. А у меня сразу две, не очень большие, но яркие роли – сначала я играю маму девочки и потом в сказке становлюсь доброй феей. Еще интересно, что русские тексты к песням написал Алексей Кортнев, а крысиного короля и его мамашу озвучили Филипп Киркоров и Алла Пугачева. Это будет такой милый, добрый семейный фильм, он и выйдет под. самый Новый год, и я уверена, станет главной новогодней 3D-премьерой. А ваши дети уже видели какие-то кусочки фильма? Они стали первыми его зрителями? Только если что-то подглядели на съемочной площадке. Хоть мы и снимали не в России, но когда уезжали на съемки, естественно, ездили все вместе. Дети там ходили в школу. Например, одним летом мы снимали кино в Будапеште. Они провели там лето, потом там же пошли в школу, учились два месяца. Монтировался фильм в Лондоне, долго. Они ходили в школу там. И последний вопрос: каково быть женой гениального человека? Женой вообще быть сложно, и это не зависит от того, за каким человеком ты замужем (смеется). Главное осознать, что жить вместе – это очень серьезная работа. Ты перестаешь принадлежать себе, лишаешься собственного пространства, это все приходится делить. Это серьезное изменение состояния, поэтому быть женой гениального или негениального человека – мне не с чем сравнивать. И потом, я считаю, что когда ты влюблен, в любом случае относишься к объекту своїй любви как к чему-то гениальному и неповторимому. Так что все мы живем с гениями и богинями!

Оцените статью: 1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Комментарии

Вам также может понравиться
Свежие записи
Вверх!!!!!