russian modern 3

Русский модерн: вчера, сегодня, завтра

By

На рубеже XIX–XX веков, сначала в Европе, а затем и в России, повсеместно начинает звучать слово «modern», обозначившее новые тенденции в застройке городов и в архитектуре и давшее имя новому стилю. «Модерн» – значит «современный», а основатели и идейные вдохновители попытались придать ему еще и значение своевременного явления и стиля. Более века спустя, модерн не утратил своей актуальности и в наши дни продолжает оставаться одним из самых значимых и часто цитируемых стилей в архитектуре.

Модерн воплощал в себе переосмысленное европейское искусство, эстетическое обобщение опыта человечества, синтез различных исторических традиций, наложенных на идею прогресса и целесообразности. Безусловными законодателями модерна стали архитекторы Бельгии, Австрии и Германии, идеи которых, как и многие иные достижения Европы, проникли в Россию, но в нашей стране этот стиль переродился и зажил своей, далекой от изначальных канонов жизнью. Ранний модерн в нашей стране стал воплощением фантастических идей о городе-мечте и настойчивым поиском большого стиля. Этот период характеризуется стремлением индивидуально выделиться и неповторимо себя проявить, причем широкое понимание архитектуры и стиля располагало к этому.

russian modern 2

В период раннего модерна приоритетным типом зданий становятся особняки, внешняя и внутренняя форма которых неповторимы и символичны: Дом Игумнова на Большой Якиманке (архитектор Н. Позднеев), дом А. Морозова на Воздвиженке (архитектор В. Мазырин), дом Л. Листа в Глазковском переулке, особняк А. И. Кекушевой на Остоженке (архтектор Л. Кекушев), дом Миндовского на Поварской улице (архитектор Л. Кекушев), дом З. Морозовой на Спиридоновке, дом Рябушинского на Малой Никитской (архитектор Ф. Шехтель), особняк Н. Н. Медынцева (архитектор Ф. Ф. Воскресенский) – все они были воплощением этих идей и чаяний. Зрелый этап модерна — это период саморефлексии модерна и попытка разрешения глобальных противоречий между элитарностью и массовостью. К числу особенностей русского модерна, выделяющих его из массы прочих стилей, относится прежде всего слияние архитектуры и изобразительного искусства. Модернисты, стремящиеся активизировать и переосмыслить опыт русской культуры, в частности в изобразительном искусстве, нашли «второе дыхание» архитектуры. Зодчие начинают воспринимать здание как холст, на котором значимы мельчайшие детали, включая детали внутреннего интерьера, которые гармонично вписываются в общую концепцию.

Одним из наиболее ярких образчиков русского модерна считается уже упомянутый выше дом Миндовского архитектора Льва Кекушева — элегантный особняк на углу Скарятинского переулка и Поварской улицы. Фасады его решены в разных художественных приемах, так, композиционный центр фасада на Поварской – большое трехчастное окно с балконом, увитым, как волной, цветами и листьями мака. Справа полукруглым объемом выделен зимний сад, с почти сплошным застеклением, для максимального использования солнечного света. Остекление этого помещения, выполненное из стекол с травленым кислотой модернистским орнаментом, было уникальным для своего времени. Со стороны Скарятинского переулка фасад дома с ровным ритмом окон имеет по бокам два эркера, которые венчают женские головки — лорелеи. Внутренняя лестница украшена бронзовыми масками львов – фирменный знак Льва Кекушева. В 1909 дом приобрел богатый верхневолжский купец Иван Миндовский, один из совладельцев «Товарищества Волжской мануфактуры». Сегодня здесь располагается посольство Новой Зеландии.

russian modern 1

Другой прекрасный пример русского модерна — знаменитый дом архитектора С. У. Соловьева или известный как дом-бестиарий на углу Хлебного и Малого Ржевского переулков. Особняк был построен в 1902–1903 годах, его неоромантический образ воссоздан из синтеза архитектуры с декоративной пластикой и живописью на фасаде. Композиция и декор здания явно заимствованы из творчества мастеров бельгийского ар-нуво. Асимметричная композиция завершается викторианским щипцом на крыше. Карнизы крыши вынесены далеко вперед над стенами и поддерживают фигурные кованые кронштейны. На круглых майоликовых тондо под карнизом римскими цифрами в цветах указана дата строительства особняка. Фасады и детали наполнены разными символами и аллегориями. У оснований тонких колонн, оформляющих углы центрального ризалита фасада с М. Ржевского переулка, притаились совы. На фасаде по Хлебному переулку над большим окном в мастерской расположены четыре майоликовых полукруга — музы четырех искусств: ваяния, живописи, архитектуры и музыки. Над ними — Афина Паллада, которая в эпоху модерна сменила Аполлона в деле покровительства искусству. Выше Афины — майоликовое панно «Сумерки», выполненное в Абрамцевской мастерской по эскизам знаменитой художницы Марии Якунчиковой. Громадное трехчастное окно гостиной на втором этаже по М. Ржевскому украшено по бокам волютами, а снизу — керамическим «ковром» из зеленых изразцов, сделанным, скорее всего, по эскизу М. Врубеля. На том же фасаде арочное окно лестницы охраняет, как в средневековом замке, химера. Существует версия, согласно которой дом Соловьева считают прототипом дома Маргариты из булгаковского романа «Мастер и Маргарита».

Говоря о модерне, нельзя не затронуть и такую область как дизайн, в частности, дизайн мебели. Считается, что те самые знаменитые изогнутые формы, характерные для мебели в стиле модерн, появились еще в середине XIX века, когда знаменитая венская фабрика Михаэля Тонета запустила в производство стул, сконструированный из гнутой под паром древесины, так называемый «венский стул». Французская, бельгийская и испанская «декоративная» мебель модерна представлена изысканными шкафами-витринами и этажерками Луи Мажореля, Эмиля Галле и Гектора Гимара, «стулом-коброй» и «стулом- улиткой» Карло Бугатти, фантастически-органическими мебельными формами Антонио Гауди, плавно-текучими линиями корпусной мебели и мебели для сидения Ван де Велде. «Конструктивную» мебель создавали Чарльз и Маргарет Макинтош, мастера знаменитых «венских» мастерских Карл Мозер, Адольф Лоз, а позже продолжил в своих проектах Фрэнк Ллойд Райт.

Продолжая традиции богатого исторического наследия русской архитектуры, современные застройщики отдают дань русскому модерну. Ярким свидетельством тому является проект девелоперской компании «Галс-Девелопмент» «Театральный дом», расположенный на пересечении Поварской улицы, Мерзляковского и хлебного переулков. Уникальность проекта заключается в сохранении части исторических фрагментов фасадов XIX–XX веков — как дани артистическому прошлому здания: в 1870-м здесь располагался Театр Немчинова (немчиновский театр, «немчиновка», театр Гирша), названный в честь тогдашнего владельца дома, статского советника М.А. Немчинова. В 1899 году дом был приобретен и перестроен братьями Гирш. А уже в 1905 году это помещение снимает К.С. Станиславский и создает здесь театр-студию, вошедшую в историю под названием «Студии на Поварской». Чуть позже Станиславский привлек к работе В.Э. Мейерхольда, а студия, по замыслу легендарного режиссера, должна была стать своего рода экспериментальным филиалом МХТ. До наших дней сохранилась часть исторических фасадов здания, которая легла в основу концепции проекта нового времени. Ярчайшим стилистическим признаком принадлежности «Театрального дома» модерну стало то самое смешение архитектуры и изобразительного искусства: входные группы украшены репродукциями произведений великих художников, чье творчество было неразрывно связано с театром, таких как Альфонс Муха, Эдгар Дега, Ева Гонсалес и Густав Климт, а в декоре входных групп использованы копии театральных афиш начала XX века. Декоративные панно на внутренних фасадах были выполнены по эскизам группы художников под руководством заслуженного архитектора России Павла Андреева в стиле ар-нуво с растительными и цветочными мотивами. Для использования афиш «Галс-Девелопмент» заключила договор с Государственным центральным Театральным музеем им. А. А. Бахрушина на приобретение их 18 цифровых фотокопий к постановкам произведений российской и зарубежной литературы, а также трех произведений живописи – «Зал старого дворцового театра в Вене» (Г. Климт, 1889 г.), «В опере» (М. Кассат, 1879 г.), «Спектакль в Московском Большом театре по случаю священного коронования императора Александра II» (М. Зичи, 1856 г.). Благодаря такому художественному подходу общественные пространства «Театрального дома» превращают его в настоящую арт-галерею, подтверждая главную идею его создателей – представить великолепный образец эпохи модерн нового времени и тем самым продолжить великие традиции этого уникального стиля.

Комментарии

Your email address will not be published.

Вам также может понравиться

Свежие записи